Пророк Иеремия

Пророк ИеремияПророк Иеремия

 
   Иеремия — один из величайших пророков прошлого, чья жизнь и чье учение оказали огромнейшее влияние не только на религию древнего Израиля, но и на христианство. Новый Завет свидетельствует о том, что апостолы, в частности Павел, неоднократно ссылались на пророка, используя его идеи в проповеди христианского учения.

   Иеремия был сыном священника Хелкии, жившим в небольшой левитской деревушке Анатот неподалеку от Иерусалима, на территории, принадлежавшей колену Вениамина. Родился он предположительно между 650 и 645 гг. до Р. Х. Имя пророка в переводе с евр. Йирмеяху означает «Господь поднимет, утвердит» или «Господом поставленный». Уже в молодом возрасте Иеремия был призван Богом на пророческое служение. Случилось это в 13-й год царствования иудейского царя Иосии, примерно в 626 г. до Р. Х. Вот как пророк передает весть о своем призвании, которую он услышал от Самого Господа: «Я знал тебя еще до того, как сотворил во чреве матери. Еще до твоего рождения Я освятил тебя и предназначил быть пророком для народов!» (Иер. 1:5)1. Иеремия смиренно признает, что он не готов к столь ответственной миссии, однако Бог заверяет его в том, что он не будет оставлен один: «„Я буду с тобой и от бед избавлю тебя", — таково было слово Господне» (1:19).

   Призвание Иеремии пришлось на один из самых критических периодов в истории народа Божьего, связанного с политическим и религиозным кризисом Иудеи. Родная страна, которую он, безусловно, любил, оказалась в эпицентре драматических событий, происходящих на арене истории. Пала некогда могущественная Ассирийская империя, велась ожесточенная борьба за влияние между Египтом и набиравшим силу Вавилоном. Маленькой стране с ее национальной и религиозно-культурной самобытностью, казалось, было не выжить между молотом и наковальней двух мировых держав.

   Пророческое служение Иеремии, как уже было замечено, началось во время царя Иосии (640–609 гг. до Р. Х.) и продолжалось на протяжении сорока лет. Иеремия пережил осаду Иерусалима и пленение своего народа. В своем пророческом служении ему пришлось столкнуться с серьезнейшей оппозицией со стороны царей Иоакима (609–598 гг. до Р. Х.) и Седекии (597–586 гг. до Р. Х.). Неоднократно его жизнь подвергалась угрозе. После падения Иерусалима вавилонские власти разрешили ему остаться на родине, хотя большинство его соплеменников были угнаны в плен.

   Следует подчеркнуть, что правление царя Иосии, во время которого Иеремия был призван Богом, сопровождалось попытками реформировать религиозную жизнь народа (см. 2 Пар. 34:3). При этом царе были разрушены многие места поклонения идолам, проведены ремонтные работы в храме, которые сопровождались очисткой храмовых помещений от предметов языческого культа. Во время работ была обнаружена книга Закона (скорее всего, речь идет о свитке книги Второзаконие), считавшаяся утерянной на протяжении долгого времени. С тех пор пророк Иеремия посвятил себя проповеди слов завета, записанных в этой книге, не только жителям Иерусалима, но и по всей Иудее (см. Иер. 11:1–8).

   Служение пророка, поддерживаемое благочестивым правителем страны, приносило свои плоды. Однако после того, как пришла печальная новость о трагической смерти Иосии в битве с египтянами, Иеремия столкнулся с серьезной оппозицией в лице новой власти и иудейской знати. Религиозная реформа быстро сошла на нет. Вновь вернулось идолопоклонство. Обличительные речи пророка вызывали отторжение и ненависть у его соотечественников. Даже родственники отвернулись от него, а жители родного Анатота задумали его убить (см. 11:21; 12:6).

   Были допущены явные промахи и в области внешней политики. Иудейские вожди явно недооценивали все возрастающую силу Вавилона и искали союза сначала с Египтом, а потом с Ассирией. По наущению Египта они отказались платить вавилонскому царю Навуходоносору дань, что привело к карательным походам вавилонского царя против Иудеи и фактически к уничтожению иудейского государства. Пророк Иеремия от имени Божьего предсказывал подобный исход: «…С севера надвигается беда и великое разрушение. Погублю Я дочь Сиона, прелестную и изнеженную!» (6:1, 2). И еще: «Так говорит Господь: "Смотри, народ идет из страны северной, племя великое поднимается от края земли. Руки воинов крепко сжимают копья и луки, свирепы они и безжалостны"» (6:22, 23).

   Хотя любому проницательному человеку в то время было ясно, что Вавилон не смирится с отказом иудейских правителей платить ему дань, вся политика тогдашней Иудеи была направлена на борьбу за национальные интересы. Иеремия ясно видел опасность подобной политики и ее катастрофический исход. Вместе с тем он осознает трагическую дилемму, с которой столкнулись его страна и народ: либо пытаться сохранить свою государственность, вступив в неравное противостояние с армией Навуходоносора, рискуя при этом потерять все, либо покориться агрессору, но сохранить при этом город, храм и возможность храмового служения.

   В этой непростой дилемме пророк, фактически, занял позицию, которая, казалось, шла вразрез с национальными интересами Иудеи. Он выступал против заключения союзов с другими государствами, он подверг критике отказ от выплаты дани вавилонскому царю. От имени Божьего он предсказывал, что надежды иудейских политиков на союз с земными царями тщетны, наказание Господне неминуемо, Иерусалим будет взят, а храм — разрушен.

   Национальная трагедия в действительности являлась и личной трагедией пророка. По провидению Божьему ему суждено было возвещать грядущие разрушения и пленение собственного народа, погрязшего в идолопоклонстве и отказавшегося смириться перед Богом, в то время как вся его душа горела любовью и состраданием к своему народу. В нем, можно сказать, боролись два человека: один, всецело находящийся под действием Духа Божьего, другой — под действием немощной человеческой плоти, хотя и облагороженной в своих порывах. Конечно, плоть покорялась духу, но пророк страдал от этого чрезмерно.

   За свои пророчества Иеремия не раз был обвиняем в предательстве и богоотступничестве. Ведь Господь обещал хранить свой народ и Храм, Иеремия же проповедует падение города и разрушение Храма, тем самым как бы подвергая сомнению слова Самого Бога. Пророк пытается показать всю несостоятельность религии, основанной на мнимых упованиях и надеждах, связанных с Храмом. Пока Храм стоит, казалось многим, ничего плохого не случится. Иеремия понимает, что истинная религиозность связана с переменами в сердцах людей, и она не зависит от культовых объектов, какими бы значимыми они ни были. «Так говорит Господь Воинств, Бог Израиля, — смело проповедует Иеремия. — "Измените жизнь свою, творите добрые дела, и тогда Я позволю вам остаться на этом месте. Не полагайтесь на речи лживые, когда говорят вам: „здесь Храм Господень, Храм Господень, Храм Господень"» (7:3, 4).

   Иеремия смело обличает грехи своих современников, среди которых гордость и неблагодарность Богу за Его долготерпение. Пророк с болью говорит об идолопоклонстве, в котором погряз народ (10:2–5), о прелюбодеянии (5:7–9; 7:9), притеснении вдов, сирот и чужеземцев (7:5–6), злословии, клевете и обмане (9:4–6). За все эти грехи народ лишен будет Божьих благословений, засуха, голод и погибель от меча постигнут страну (14:11), придут завоеватели с севера, разорят иудейские города и села и угонят народ в плен (16:4; 25:8, 9).

   Иеремия записал свое пророчество и переслал его царю Иоакиму. Когда тому зачитали это полное Божьих угроз послание, горделивый царь разрезал свиток на куски и сжег их. Не отступив, Иеремия с помощью своего ученика Варуха еще раз записал свои пророчества и снова передал их царю.

   Чтобы достучаться до сознания духовных и политических вождей своего народа, Иеремия совершал немало кажущихся странными поступков, которые должны были подчеркнуть возможные печальные последствия неверной политики, ведущей к национальной катастрофе. Так, он получил от Бога повеление разбить глиняный кувшин, который разлетелся на тысячи осколков: «И тогда ты разобьешь кувшин на глазах у всех, кто придет с тобой, и скажешь им: „Так говорит Господь Воинств: "Я сокрушу этот народ и разрушу город этот так, как разбивают кувшин гончара — на черепки, которые склеить уже невозможно"» (19:10, 11). Тем самым пророк хотел показать, как будет рассеян народ израильский в разных концах мира. За эту наглядную демонстрацию печальной судьбы своего народа он был избит Пашхуром, тогдашним священником и управляющим в Храме, и закован в колодки (см. Иер. 20:2).

   В другой раз Иеремия взял льняной пояс и, отнеся его к Евфрату, спрятал в расселине скалы, где пояс со временем истлел. Подобная судьба предсказывалась иудейскому народу: «Так говорит Господь: „Таким же образом Я в ничто обращу гордость Иудеи, великую гордость Иерусалима, и истлеет она"» (13:9). А однажды пророк Иеремия явился перед царем Седекией с деревянным ярмом на шее, подчеркивая грядущую судьбу народа, который будет нести ярмо Яхве, если не прислушается к словам пророка: «Подставьте шею под ярмо царя вавилонского, покоритесь ему и его народу — и будете живы» (27:12). Как больно было пророку говорить такие слова, насколько непатриотично звучали они на фоне предсказаний лжепророков! В Иерусалиме в те годы существовала целая коалиция профессиональных пророков, паразитирующих на слове Божьем. Они не были устами Божьими, но зато хорошо чувствовали, какой «правды» хочет в тот или иной момент царь или народ, и говорили то, что от них хотели услышать.

   Лжепророки успокаивали бдительность народа мнимым благополучием, а когда беды все же посыпались на Иерусалим, они обещали, что все это продлится недолго. Примером может служить пророк Хананья, который убеждал народ, что ровно через два года Господь сломает ярмо вавилонского царя и вернет вывезенные из Иерусалимского храма священные сосуды. При всех этот пророк сорвал ярмо с шеи Иеремии и сломал его. Тогда Иеремия, смело противостоя ложному пророчеству Хананьи, надел новое железное ярмо и вновь предстал перед царем.

   Трагедия Иеремии заключалась в том, что ему, верному сыну своего народа, душа которого буквально разрывалась на части от происходящего, приходилось по воле Божьей свидетельствовать о грядущем разрушении национальной святыни, плене и, по сути дела, уничтожении собственного народа. В глазах людей он выглядел предателем и изменником родины. Его неоднократно обвиняли в связях с халдеями и готовности переметнуться в лагерь противника (см. Иер. 37:13–15). А он был вынужден лишь честно исполнять Божью волю, которую многие национал-патриоты отказывались признавать. После очередного воззвания к народу сдаться на милость неприятеля — «всякий, кто останется в городе, погибнет от меча, голода и морового поветрия, а тот, кто выйдет за ворота и сдастся халдеям, не погибнет» — вельможи стали убеждать царя: «Этот человек должен умереть, ведь от его речей опустятся руки у воинов, что еще остались в этом городе, и у всего народа, когда он скажет им такие слова; этот человек не о благополучии народа печется — он зла ему желает» (38:2–4). В результате Иеремия был спущен в заброшенный колодец, в котором не было воды, а только толстый слой ила на дне.

   Исполнение пророчества острейшей болью отозвалось в сердце Иеремии. Во время осады Иерусалима он вынужден был провозглашать, что наступил обещанный суд Яхве. В то же время он подчеркивал, что это еще не конец, не полное уничтожение, что наступит время, когда Яхве подарит Израилю и Иудее радость и свободу. «Придет время, — это Господа слово, — когда Я верну из плена Свой народ, Израиль и Иудею… верну Я их в землю, что даровал еще их отцам, и они будут владеть ею» (30:3). «В тот день грядущий, — говорит Господь Воинств, — Я сломаю ярмо, что на шее твоей, разорву постромки, и вы не будете более служить чужеземцам» (30:8). Важно подчеркнуть, что, несмотря на страшную национальную трагедию, для народа Божьего сохранялась надежда, и об этой надежде Господь вещал через уста Своего пророка.

   Исключительно важной темой в книге пророка Иеремии является тема нового завета. От имени Яхве пророк предсказывает: «Придет время… когда Я заключу с родом Израиля и с родом Иудеи новый Союз. Не такой, что Я заключал с их отцами в день, когда, держа их за руку, выводил из Египта, — тот Мой Союз они сами нарушили, хотя Я был Владыкой их, — говорит Господь. — Вот какой Союз Я заключу тогда с родом Израиля, — говорит Господь, — вложу Я в них закон Мой и на сердцах напишу его, — и Я буду их Богом, и они будут Моим народом» (31:31–33).

   Почему тот союз был нарушен? Пророк понимает саму суть проблемы греха, когда говорит о невозможности человеку самому изменить свою греховную природу. Используя образный язык, он задает вопрос: «Может ли нубиец изменить цвет своей кожи или леопард свести свои пятна?» Ответ очевиден: «Так и вы, привыкшие творить зло, делать добро не можете» (13:23). Но есть решение этой проблемы, которое предлагает Сам Господь: это внутренняя трансформация человеческого сердца, духовное преображение ума. В этом случае закон перестает быть буквой, записанной на камне, он становится частью человеческого естества. Концепция нового союза, о котором говорил Иеремия, будет раскрыта позже в контексте спасительного служения Иисуса Христа как истинного Первосвященника (см. Евр. 8:10; 10:16).

   После падения Иерусалима большинство жителей были уведены Навуходоносором в плен в Вавилон, как и предсказывал пророк. Начальником оставшихся стал Гедалья. Он выпустил Иеремию из темницы, где тот находился по обвинению в предательстве, и позволил ему выбирать одно из двух: или он пойдет с большинством жителей в Вавилон, или же останется на родине. Иеремия выбрал последнее. Примечательно, что за несколько лет до этого отец Гедальи Ахикам тоже спас пророка от неминуемой смерти, когда Иеремии угрожала расправа от рук разъяренной черни за его обличительные речи (см. Иер. 26:24).

   Оставаясь на разоренной врагами родине, Иеремия думает о своих соотечественниках, угнанных в плен в Вавилон. Он сознает, что плен продлится достаточно долго, хотя лжепророки и успокаивали народ тем, что он будет краткосрочным. И опять весть пророка выглядит антипатриотичной. Он призывает своих соотечественников заботиться о благоденствии чужеземной столицы: «Заботьтесь о благоденствии города, в который Я изгнал вас, и молитесь о нем Господу, ибо его благоденствие принесет благоденствие и вам» (29:7).

   Оставшаяся на родине радикальная группа иудеев, будучи недовольна правлением Гедальи, организовала заговор и убила его. Затем, боясь мести вавилонского царя Навуходоносора, они бежали в Египет, взяв с собой и пророка. Начиная с этого времени, след Иеремии теряется. Согласно еврейскому преданию, он умер в Египте.

   Жизненный путь пророка Иеремии — это путь скорбей и страданий. Как он должен был страдать, видя непослушание народа, который он так любил и которому, однако, не мог помочь. Как должно было его тяготить клеймо, наложенное на него общественным мнением как на государственного изменника. То обстоятельство, что Господь не желал даже принимать его молитв за иудейский народ и неприязненное отношение к нему всех иудеев, даже родных, доводило пророка до отчаяния, и он думал только о том, как бы ему уйти в далекую пустыню, чтобы там оплакивать участь своего народа. Иеремию все знают как плачущего пророка. Существует даже такой термин — «иеремиада» для обозначения горестных жалоб и сетований. Но слова Божьи горели в его сердце как огонь и просились наружу — он не мог оставить своего служения, и Господь твердою рукою продолжал вести его по избранному когда-то трудному пути.

   Пример Иеремии может служить сегодня вдохновением для всех последователей Христа, пожелавших оставаться верными своему Господу во всех обстоятельствах жизни.

1 Все библейские тексты цитируются по Библии в современном русском переводе Института перевода Библии в Заокском.

Евгений Зайцев, директор Института библейских исследований ЕАД
Из журнала: Адвентистский вестник 01/2018
admin 27-06-2018, 10:06 984 0

Комментарии


Добавление комментария

Социальные комментарии Cackle
Мир Библии