» » Новый завет и день поклонения Богу

Новый завет и день поклонения Богу

Новый завет и день поклонения БогуНовый завет и день поклонения Богу

 
   Не так давно по окончании евангельского собрания я сошел со сцены и поспешил к главному входу попрощаться с пришедшими. Неожиданно мой путь преградили три молодых человека, один из которых обратился ко мне довольно громким голосом. Он сказал: «Брат, мы были очень разочарованы тем, как вы сегодня возвратили нас в условия Ветхого Завета своей проповедью о субботе. Разве вы не понимаете, что мы теперь живем в условиях Нового Завета и должны соблюдать воскресенье вместо субботы?»

   Этот молодой человек высказал убеждение многих тысяч христиан, считающих сегодня, что Десять заповедей это и есть Ветхий Завет, упраздненный крестом и потому не имеющий никакого отношения к жизни спасенных благодатью христиан. Верная ли это посылка? Если да, то нам следует хорошо понять это учение, чтобы избежать западни омертвляющего законничества. С другой стороны, если Десять заповедей по-прежнему обязывают, было бы самой трагической ошибкой обесценивать хотя бы одно из этих великих нравственных предписаний.

   Никто не может отрицать, что в книгах Ветхого Завета существуют высказывания, ссылающиеся на Десять заповедей как на завет; однако, наша цель здесь показать, что закон Десяти заповедей никогда НЕ БЫЛ упраздненным Ветхим Заветом…

   Поскольку Новый Завет был скреплен кровью Христа, очевидно то, что он не мог войти в силу прежде, чем Иисус умер на кресте. Этот важный факт никак нельзя упустить из виду. Этим ключевым моментом может определяться наша вечная участь. Апостол Павел написал: «Ибо, где завещание, там необходимо, чтобы последовала смерть завещателя, потому что завещание действительно после умерших: оно не имеет силы, когда завещатель жив» (Евреям 9:16, 17). Слово «завещание» имеет тот же смысл, что и «завет». Только после того, как завещание, составленное человеком, скрепляется его смертью, его положения вступают в силу и могут быть исполнены. Подобным же образом завет, или завещание, Христа могло вступить в силу сразу же после того, как Он утвердил этот завет Своей смертью на Голгофе.

   Еще один текст не оставляет относительно этого никакого сомнения: «Братия! говорю по рассуждению человеческому: даже человеком утвержденного завещания никто не отменяет и не прибавляет к нему» (Галатам 3:15). Павел говорит здесь, что после смерти человека его завет, или завещание, не может быть изменено. Ни одно добавление не может быть сделано после смерти завещателя. Завещание навечно остается таким, каким оно было в момент его смерти. После смерти Христа не могло быть сделано никаких изменений в условиях спасения человечества. Все условия были утверждены и скреплены пролитием крови. Каждое требование было ясно изложено совершенным примером Его безгрешной жизни, и была гарантирована возможность написания возвеличенного Им закона Духом Святым на сердце всякого верующего.

   В условиях Нового Завета ни одна душа не была оставлена на беспомощную, тщетную борьбу против непреодолимых влечений падшей природы: «Когда умножился грех, стала преизобиловать благодать» (Римлянам 5:20). Вечные обетования, утвержденные на неизменной природе Бога, должны были даровать силу к преодолению всякой унаследованной или приобретенной слабости. Неудивительно, что Библия делает особое ударение на «лучших обетованиях», содержащихся в этом славном новом соглашении!

   Теперь нам легче понять некоторые поступки, совершенные Иисусом перед самой Своей смертью. Почему, например, Он учредил Вечерю Господню до того, как Его тело было подвергнуто истязанию? В четверг вечером, накануне Своей мучительной смерти в пятницу, Иисус собрал Своих учеников в той верхней горнице. Держа в руке чашу, Он сказал: «Сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Матфея 26:28).

   Разве не странно, почему Христос должен был произнести эти слова до того, как была пролита Его кровь? Он установил служение воспоминания о событии, которое тогда еще не произошло! Почему? Потому что для того, чтобы стать частью Нового Завета, оно должно было быть учреждено до Его смерти. После Его смерти уже ничто не могло быть добавлено.

   А теперь позвольте мне возвратиться к истории, с рассказа о которой я начал эту лекцию. Я как раз закончил проповедь о субботе на одной из проводившихся мной евангельских программ. Когда я спустился со сцены, намереваясь на выходе попрощаться с пришедшими, три молодых человека преградили мой путь по проходу между рядами. Один из них обратился ко мне довольно громким голосом достаточно громким, чтобы привлечь внимание человек около пятидесяти, находившихся в передней части аудитории, которые остановились, чтобы послушать. Он сказал: «Брат! Сегодня мы были очень разочарованы тем, как вы возвратили нас в условия Ветхого Завета своей проповедью о субботе. Разве вы не понимаете, что мы теперь живем в условиях Нового Завета, и должны соблюдать воскресенье вместо субботы?»

   Хотя почти все пришедшие на программу покидали в этот момент помещение, небольшая группа в передней части зала приблизилась к нам, чтобы услышать все, что скажут эти молодые люди. Было очевидно, что мне придется потратить время, чтобы ответить на вызов, брошенный вопросами этого трио. Как я и предполагал, они оказались молодыми семинаристами, изучавшими богословие в местном колледже. Они нетерпеливо сжимали свои Библии в руках, с триумфом ожидая моего ответа.

   Обычно я не люблю обсуждать спорные вопросы на общественных собраниях, опасаясь возбуждения страстей, но, казалось, что в этой ситуации возможности избежать разговора не было. Как бы то ни было, эти будущие служители полностью преградили мне проход, а собравшиеся вокруг нас слушатели смотрели на меня, ожидая моих разъяснений.

   «Да, похоже, что вы исследовали тему о заветах достаточно глубоко», предположил я. «О, да, заверили они, мы знаем все о заветах». «Хорошо, ответил я, тогда вы, несомненно, знаете, когда был учрежден Ветхий Завет». Один из них быстро отчеканил: «Он берет свое начало от горы Синай». «А чем он был скреплен?» спросил я. Не колеблясь ни минуты, один из них ответил: «Кроплением кровью тельцов». «Очень хорошо, заметил я, а чем был утвержден Новый Завет?» Все три хором ответили: «Кровью Христа на кресте».

   Я похвалил молодых людей за их знание Писаний, и попросил их прочитать мне из своих Библий стихи Евреям 9:16, 17 и Галатам 3:15. Они с готовностью приняли предложение и прочитали стихи, комментируя каждый из них после прочтения. «Мы согласны с тем, что Новый Завет не вошел в силу прежде, чем умер Христос, и с тем, что в него ничто не может быть ни добавлено, ни изъято после его утверждения на кресте», сказал избранный ими оратор.

   Тогда я сказал: «А теперь вы должны ответить мне еще на два вопроса. Вот первый из них, и вам надо хорошо подумать, чтобы дать на него правильный ответ: когда началось соблюдение воскресенья?» Последовала минута потрясающей тишины, а затем еще одна, и еще. Юноши смотрели друг на друга, затем вниз на свои туфли, затем вновь на меня. Я мягко побуждал их к ответу: «Не сомневаюсь, что вы можете ответить мне на этот вопрос. Ведь вы знали ответы на все предыдущие, и они были верны. Как вы думаете, когда и почему люди начали соблюдать воскресенье?»

   В конце концов, один из них сказал: «Мы соблюдаем воскресенье в честь воскресения Иисуса». «Тогда, сказал я, я должен задать вам мой последний вопрос. Как может соблюдение воскресенья быть частью Нового Завета? Вы только что заявили, что в него ничто не могло быть добавлено после смерти Христа. Если соблюдение воскресенья было введено после смерти Иисуса, оно никогда не могло быть частью Нового Завета, не так ли?»

   Три молодых человека стояли, переминаясь с ноги на ногу и беспомощно озираясь по сторонам. Затем один из них сказал: «Мы изучим этот вопрос и поговорим с вами позднее». После этого они бежали из аудитории с самой быстрой скоростью, на какую были способны. Могу заверить вас, что они никогда не возвращались, чтобы продолжить беседу о заветах.

   Факты свидетельствуют, что даже если бы соблюдение воскресенья началось в день воскресения Христа, оно опоздало бы на три дня, чтобы попасть в Новый Завет. Однако, и Библия, и история свидетельствуют, что воскресенье никогда не соблюдалось апостольской церковью. Оно было введено позднее в результате постепенного отступления, развившегося в первые века существования христианства. Кульминацией этого отступления стал компромисс с язычеством в 330 году н.э., связанный с именем римского императора Константина.

   Миллионы современных христиан признают воскресенье священным днем, увековечивающим воскресение Христа. Несомненно, верно то, что Христос воскрес в первый день недели (неделя во всех странах мира попрежнему начинается с воскресенья и заканчивается субботой, тогда как в бывшем СССР порядок был изменен. прим. ред.), но нигде в Библии нам не дано заповеди соблюдать этот день как святой день покоя. Такие события, как распятие и воскресение, должны много значить для каждого христианина, однако в Библии нет никакого указания на соблюдение пятницы или воскресенья. Единственный день, заповеданный быть днем еженедельного поклонения суббота, седьмой день недели, та суббота, которую Иисус праздновал в конце творческой недели (Бытие 2:1 -3), и та же, которую Он будет соблюдать со Своим народом на протяжении всей вечности (Исайи 66:22, 23).

   Самый сильный аргумент для отвержения соблюдения воскресенья заключается в том, что оно не было включено в условия Нового Завета, скрепленного кровью Иисуса. Если бы Христос желал, чтобы Его воскресение было увековечено соблюдением первого дня недели, Он мог бы учредить это в тот же четверг, когда состоялась Тайная Вечеря. Тогда бы оно стало частью Нового Завета вместе со Служением воспоминания и ногоомовением. Иисус без колебаний заповедал совершать служение в память о Его смерти, хотя на тот момент она еще не произошла. Так же легко Он мог бы заповедать и соблюдение дня Его воскресения, которое также было в будущем, и тогда оно стало бы частью условий, на которых был заключен Новый Завет. НО ОН ЭТОГО НЕ СДЕЛАЛ! Не сделал этого и кто-либо другой до тех пор, пока не начало сбываться пророчество апостола Павла об отступлении, которое последует после его отшествия (Деяний 20:29, 30). Он говорил также и об отпадении многих, которое приведет к воцарению антихриста (2 Фессалоникийцам 2:3, 4). Но истинно то, что в Писаниях нет и намека на какое-либо изменение в законе. Как в Ветхом, так и в Новом заветах неизменяемый нравственный закон представлен как совершенное откровение Божьей воли.

Джо Круз
Из журнала: Вестник для молодёжи 08/2009
admin 8-05-2018, 09:12 747 0

Комментарии


Добавление комментария

Социальные комментарии Cackle
Мир Библии