» » Воспевая более скромные таланты

Воспевая более скромные таланты

Воспевая более скромные талантыВоспевая более скромные таланты

 
   «Как прекрасны на горах ноги благовестника, возвещающего мир, благовествующего радость, проповедующего спасение, говорящего Сиону: «воцарился Бог твой!» (Ис. 52:7).

   Они жили в маленьком, очень маленьком домике — не очень хорошо построенном, с рифленой жестяной крышей. Одним словом, это было, стандартное жилье в Австралии середины двадцатого века. Дом располагался в конце улицы, ведущей к железнодорожному вокзалу, но за вокзалом. На самом деле он располагался как раз за огромными грудами угля, который был необходим для работы поездов. Казалось, что дорога заканчивается на станции, но, фактически, была грязная тропинка, проходящая мимо станции, которую легко было не заметить, и, которая вела только к этому маленькому, не очень хорошо построенному дому.

   Агнес, ее муж Тед и самый младший из их восьмерых детей жили в этом доме за станцией1. Муж Агнес работал на железной дороге, именно поэтому им и дали этот дом. Он подолгу отсутствовал, так как работал кочегаром, как это тогда называлось, на паровозах. Кочегар бросал уголь в пламя двигателя, именно поэтому они жили рядом с грудами угля в конце улицы за станцией.

   Где-то в маленьком городке Масвеллбрук жила одна из дочерей Агнес, Пэм, которая была замужем и у которой был маленький сын. И все же Агнес чувствовала себя изолированной в доме за станцией. Пэм была почти единственной, кто навещал ее. И, в самом деле, иногда Агнес задумывалась о том, что в ее дом никогда не заходили даже разъезжающие продавцы, что было необычным в Австралии в начале 1950-х годов, когда многие торговцы ходили от дома к дому, продавая товары.

   Агнес посещала женскую группу своей поместной пресвитерианской церкви. Однажды в воскресенье женщины возбужденно делились новостью, что в их районе активно действовали две группы радикальных еретиков, так называемых христиан. В Масвеллбрук пришли свидетели Иеговы. Но, что еще хуже, пришли и адвентисты седьмого дня. Женщины, не переставая, рассказывали о том, как эти люди могут постучать в вашу дверь. Агнес подумала: Возможно, это благословение жить в дальнем конце улицы за станцией.

Адвентисты в городе!

   Свидетели Иеговы никогда не приходили к Агнес. Однако однажды, когда у Агнес была Пэм со своим сыном, раздался стук в дверь. Еще никто никогда не стучал в дверь этого дома! Даже пастор пресвитерианской церкви, в которую ходили Агнес и Пэм, никогда не заходил к ним. Агнес подумала: Может кто-то ошибся адресом? В следующее мгновение обе женщины подумали: Должно быть, что-то случилось с Тедом, потому что только работники железной дороги могли прийти и постучать в дверь: только они знают, что мы здесь.

   В страхе, Агнес открыла дверь и увидела невысокого молодого человека в синем костюме, который не очень хорошо на нем сидел и был не новым; но он был хорошо выглажен и мужчина в нем был аккуратным и опрятным. Агнес, в изумлении, выпалила: «Кто вы?» Это был пастор Церкви адвентистов седьмого дня.

   Агнес хотела сказать: «Знаете, я пресвитерианка. У меня есть своя церковь. Я не нуждаюсь в ваших чуждых доктринах». Но было так необычно, что кто-то пришел к ней и постучал в дверь, что вместо этого она сказала: «Входите».

   Агнес предложила мужчине чашечку чая, потому что так было принято в Австралии в то время. Мужчина вежливо отказался и вместо этого попросил стакан воды. Затем он заговорил с Агнес и Пэм о их семьях, их мужьях; о других взрослых детях Агнес; о надеждах и опасениях обеих женщин. Мужчина заговорил с ними о надежде, которая не могла ни с чем сравниться в этом мире, которая могла преодолеть все их страхи. Когда он должен был уходить, Пэм была готова подумать о том, чтобы изучать с ним Библию, и она сделала это. На протяжении нескольких следующих месяцев она изучала с ним Библию.

   Агнес была менее решительной. Но после того, как Пэм рассказала о том, что узнала из Библии, Агнес присоединилась к ним. Возможно, читатели уже догадались, чем закончилась эта история. Агнес, Тед, Пэм, трое ее братьев и сестер и (со временем) дети Пэм приняли крещение в Церкви адвентистов седьмого дня.

Сугубо адвентистский подход к евангелизации

   Я рассказываю эту историю по двум причинам. Во-первых, тот пастор был мой отец Джон Трим. Во-вторых, она наводит на некоторые мысли о том, как люди приходят в Церковь адвентистов седьмого дня.

   В адвентизме евангелисты, выступающие перед большим количеством людей, это наши знаменитости, и так было на протяжении почти всей нашей истории. Со времен Меррита Е. Корнелла до Марка Финли, Х.М.С. Ричардса до С.Д. Брукса, Джона Лафборо до Джона Картера, евангелисты являются почти легендарными фигурами: нашими «рок-звездами». Благодаря их выдающимся способностям общественный евангелизм стал огромным благословением для нашего движения и до сих пор является таковым во многих регионах мира.

   Иногда мы полагаем, что наша деноминация появилась именно благодаря масштабным евангельским кампаниям. Хотя, на самом деле, наши пионеры заложили основание не таким способом. Да, правда, к 1860-м годам Джон Лафборо и Меррит Корнелл устанавливали большие палатки для евангельских собраний и «большая палатка» стала нашей визитной карточкой.

   Но, если проследить всю историю до начала 1850-х годов, то мы увидим, что основание этого движения было заложено такими людьми, как Джозеф Бейтс, Джеймс Уайт, Джон Байнгтон и другими, кто ездил на поезде, останавливался в маленьких городках и изучал Писания с отдельными людьми и семьями.

   Приезжая в новый город, наши первые «евангелисты», обычно спрашивали: «Здесь есть кто-нибудь, кто верит во Второе пришествие Иисуса?» (шифр для «был Миллеритом»). Или они могли задать такой вопрос: «Здесь есть те, кто усердно изучает Библию?» Если таковые находились, то они шли к ним домой и, если их пускали, изучали с ними Библию. Это движение сначала не полагалось на публичный евангелизм. Вместо этого мы шли к людям домой и изучали Писание лично с каждым.

Ограничения публичного евангелизма

   Это не просто пункт исторического факта; это важно для Церкви сегодня. Во многих регионах мира публичный евангелизм невозможен из-за ограничивающих законов. По меньшей мере у 2 миллиардов человек в мире никогда не будет возможности посетить семинар по пророчествам или публичное евангельское собрание — если только их правительства чудесным образом не изменят свою политику. В Европе и все чаще в Северной Америке и некоторых регионах Латинской Америки публичный евангелизм больше не является самым эффективным методом евангелизма.

   И не важно, насколько хорошо кампания разрекламирована; насколько она хорошо профинансирована и организована; насколько хороша наглядность; насколько мощная проповедь; насколько те, кто организовывает, поддерживает и проводит ее, духовны и наполнены молитвенным духом: большинство людей не ходят на публичные собрания, если не познакомились с организаторами раньше.

   В Европе эта история длится уже много лет. Однако, недавнее исследование, проведенное членами Школы религии Южного адвентистского университета, показывает, что даже в Соединенных Штатах публичный евангелизм достигает лишь ограниченную и все уменьшающуюся часть населения2.

   Когда публичный евангелизм вызывает смущение или равнодушие, существует опасность отказаться от евангелизации. Если проводится только публичный евангелизм, то можно легко сказать: «Что ж, раз евангелизм не работает, то сконцентрируемся на себе. Что нам остается делать?»

Евангелизм включает в себя не только публичный евангелизм

   Но существует и другой способ евангелизма: знакомство с людьми, в том числе, приходя к ним в дом, установление с ними дружеских отношений и изучение с ними Библии. Так поступал мой отец. Я не хочу выставить его в совершенном свете. Он не был совершенным, хотя, положа руку на сердце, я могу сказать, что ни разу не встречал более искреннего христианина, чем он. Среди его недостатков — по крайней мере в то время и для его призвания — было то, что у него не было дара публичного евангелиста.

   Сразу после окончания курсов по подготовке служителей в колледже Авондейл он принял участие в большой евангельской кампании, которую проводил Джордж Бернсайд, чье имя хорошо известно в Австралии и Новой Зеландии даже сегодня. В 1940-х и 1950-х годах необычайно мощная проповедь Бернсайда создала в тех странах церковь.

   После того, как мой отец побывал помощником Бернсайда, его назначили пастором в поместных церквах. Он проводил собственные евангельские встречи, но они не имели большого успеха. Позже отец сказал, что ему это просто не нравилось, хотя он и очень старался.

   По натуре мой отец был застенчивым и иногда чувствовал себя неуютно, принимая участие в массовых евангельских собраниях. Больше всего ему нравилось изучать Библию с людьми и обучать членов церкви проведению библейских уроков. Он узнал, что были способы разрушить барьеры, чтобы люди захотели изучать с ним Библию, а также, впоследствии, захотели прийти на евангельские собрания, проводимые адвентистской Церковью. Он открыл, что может использовать радио и газеты, чтобы показать адвентизм таким, каким он в действительности является: дружеским и христоцентричным, а не чем-то таким, чего следует опасаться и избегать.

   Ему также нравилось проводить программы здоровья и рассказывать о воздержании. Он понял, что, если он научит людей, как им избавиться от пристрастия к алкоголю и табаку, то они будут доверять ему. В 1970-х годах он осознал, что обучение людей, как контролировать свое кровяное давление и уровень стресса, как заниматься физическими упражнениями и, как готовить полезную и здоровую пищу открывало двери для адвентизма. Обучение тому, как вести здоровый образ жизни здесь и сейчас могло открыть путь возможности обучения тому, как жить вечно.

Метод Христа

   Мой отец использовал в служении метод Христа — который назван так, благодаря известному высказыванию Эллен Уайт: «Лишь метод Христа принесет подлинный успех в проповедовании Божьей истины. Находясь среди людей, Спаситель общался с ними, желая им добра. Он проявлял к ним сочувствие. Он служил их нуждам и завоевывал их доверие. И только после этого Иисус говорил им: „Следуй за Мною”»3.

   Мой отец эффективно использовал метод Христа в трех странах, став первым, кто проводил программы здоровья в Новой Зеландии и Индии, и помогая с их проведением в Австралии. Он по-новому использовал СМИ для рекламы Церкви в Австралии и Новой Зеландии.

   Но мой отец, кажется, всегда знал, что недостаточно хорошо общаться или сделать адвентизм наиболее привлекательным, или помочь людям выбрать здоровый образ жизни, который уменьшит их стресс и предотвратит попадание в наши замечательные адвентистские больницы. Все это то, что делал бы Иисус, если бы был здесь. На самом деле именно это Иисус и делал, когда был здесь; и это именно то, что Он желает, чтобы делали мы сейчас.

   Но в конце цитаты из книги «Служение исцеления» есть такие слова: после того, как Иисус общался с людьми, проявлял к ним сочувствие, служил их нуждам, только затем Он говорил им: «Следуй за Мною». Мы также в какой-то момент должны говорить людям следовать за Господом.

   Мой отец осознавал важность «приглашения». Он хотел сделать жизнь людей лучше и таким образом сделать адвентистскую Церковь привлекательной для них. Но он также хотел, чтобы те, кому он помогал, следовали за Иисусом; поэтому, всякий раз, когда предоставлялась такая возможность, он стремился изучать с ними Писания.

   В таком знакомом адвентистам тексте записаны слова, обращенные Христом к Иоанну и к нам: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр. 3:20). Христос стоит у двери и стучит; и мы, Его последователи, также должны стоять у дверей и стучать.

Всеобщее вовлечение членов

   И вот моя последняя причина, по которой я рассказываю эту историю. Многие из нас не наделены духовным даром быть евангелистом. Мы не можем все проповедовать тысячам; это редкий духовный дар. Если бы евангелизм сводился только к публичному евангелизму, проводимому профессиональными служителями (часто профессиональными евангелистами), он никогда не привел бы к всеобщему вовлечению членов.

   Однако если мы обладаем другими духовными дарами, мы не должны думать, что не можем играть важную роль в великом адвентистском движении, что в нас не нуждаются в деле распространения Евангелия.

   Три года назад я навещал своего отца, который находился в частной лечебнице из-за прогрессирующей болезни Паркинсона и моя мама сказала мне: «Здесь есть женщина, которую мы с отцом знали, когда начинали свое служение». Мы посадили отца в инвалидное кресло и я повез его на другой этаж, где моя мама поздоровалась с пожилой женщиной. Это была Пэм! Ее навещала одна из дочерей вместе с внучкой.

   Пэм и рассказала мне историю, с которой началась эта статья. Затем, со слезами на глазах, она процитировала мне этот текст: «Как прекрасны на горах ноги благовестника». Она сказала: «Дэвид, мы каждый день благодарим Бог за твоего отца, за то, что он прошел мимо станции, мимо кучи угля и постучал в нашу дверь. Благодаря этому вся наша семья спасется».

   Отец рассказал мне, что не хотел заходить к Агнес. Был уже вечер, было жаркое австралийское лето и он чувствовал себя усталым. Однако он сказал: «Я пообещал Господу, что зайду в каждый дом»; и он зашел в последний дом в конце улицы.

   Наши духовные дары могут побудить нас заниматься другим служением, а не ходить от дома к дому. Но суть в том, что работа в распространении Благой Вести нашего Господа и Спасителя есть для каждого ученика Иисуса. Мы сами должны выяснить, каким даром обладаем, и использовать его в служении, как это сделал Джон Трим в Масвеллбруке 65 лет назад. «Стою у двери и стучу».

----------
1. Имена в данной статье изменены.
2. Алан Паркер, «По-прежнему ли евангелизм эффективен?» Ministry, август 2017 года.
3. Эллен Уайт, Служение исцеления, с. 143.

Дэвид Трим, директор Отдела архивов, статистики и исследований Генеральной Конференции.
Из журнала: Адвентистский мир 08/2018
admin 10-12-2018, 17:26 799 0

Комментарии


Добавление комментария

Социальные комментарии Cackle
Мир Библии