Тот самый Бог

Тот самый Бог 

   Он стоял на берегу стремительной реки и держал в руках обыкновенный поношенный плащ. Совсем недавно именно этим плащом его учитель и наставник ударил по водам реки Иордан — и вода расступилась! Теперь же этот человек, стоя в одиночестве и сжимая в руках плащ своего учителя, упавший с огненной колесницы, вопрошает Небо: «Где Господь, Бог Илии, — Он Самый?» (4 Цар. 2:14).

   На другом берегу группа молодых людей неотрывно, затаив дыхание, следила за разворачивающейся сценой: Елисей — новый пророк — уверенным движением, подражая своему учителю, бьет плащом по воде. Вместе с расступившейся водой Иордана исчезают все сомнения. Елисей подтверждает свое призвание на пророческое служение, он продолжит дело своего наставника — великого пророка Илии.

   Но вернемся на некоторое время назад. Пророк Илия мужественно противостоял беззаконной жизни израильского царя Ахава и всего Израиля. После величайшего чуда на горе Кармил, когда Господь проявил Свою силу совершенно очевидным образом, Илии казалось, что его призыв наконец достиг своей цели. Израиль радостно восклицал: «Господь есть Бог, Господь есть Бог!» (3 Цар. 18:39). Однако дальнейшее развитие событий он никак не мог предвидеть; вместо триумфального финала пророка ожидало горькое разочарование. Царский дом не пожелал подчиниться Богу, и пророк вынужден бежать далеко в пустыню, спасая свою жизнь. В момент наивысшего отчаяния, когда Илия просит себе смерти, видя бесполезность своего служения, Бог подкрепляет его и дает ему три поручения: помазать Азаила царем над Сирией, Ииуя — царем над Израилем, «Елисея же — сына Сафатова… помажь в пророка вместо себя» (3 Цар. 19:15, 16). Интересно, что исполнять поручения Неба пророк начал с конца. Иудейские комментаторы отмечают, что, поскольку Илия просил забрать его душу, Бог ответил на его просьбу, поручив ему воспитание преемника, в которого он должен был вложить весь свой опыт и авторитет и который выполнит оставшиеся поручения, как выполнил бы он сам (Hochberg & Rosenberg, 1991).

   Выбор Неба пал на человека, в котором изначально с трудом можно было разглядеть достойную замену выдающемуся пророку. Елисей был родом из Авел-Мехолы — небольшого города, расположенного в верхней части Иорданской долины. Его имя, дословно означающее «Господь — спасение», уже само по себе бросало вызов окружающим людям, поклоняющимся идолам. Когда к его дому приблизился пророк Илия, Елисей был занят возделыванием поля своего отца. Именно его старание и преданность в повседневных делах, отмечает Э. Уайт, подготовили его к великой работе пророка Божьего (Пророки и цари, гл. 17).

   Проходя мимо Елисея, Илия совершенно неожиданно набросил на него свой плащ — в знак того, что он приглашает его следовать за ним. Стать учеником пророка Илии было большой честью, и поэтому Елисей долго не раздумывал. Он оставил свой плуг, принес в жертву волов и отправился служить своему учителю. Следует отметить, что используемый здесь глагол «служить» встречается в Ветхом Завете 96 раз и используется как в значении службы представителю высшего ранга, например, Иосиф служил Потифару (см. Быт. 39:4), так и в значении особого Божественного избрания на служение Богу, например, избрание священников и левитов для служения во святилище (см. Числ. 3:6). Таким образом, приглашение служить пророку не только означало нести службу помощника, например, поливать на руки Илии (см. 4 Цар. 3:11), но также и призыв исполнить Божественное предназначение — служить на пророческом поприще во славу Бога и на благо народа (см. Числ. 16:8, 9).

   Действие Илии, по мнению раввинов, вполне вписывалось в рамки библейских традиций, таким образом — через покрывание плащом Елисея — Илия приглашал последнего к полному преданию себя обучению Торе под его началом (Hochberg & Rosenberg, 1991).

   С чего начиналось служение пророка Елисея? Библейское повествование не приводит деталей совместного служения двух пророков, зато уделяет достаточно внимания последнему, драматическому эпизоду прощания. Складывается впечатление, что Илия настоятельно старается избавиться от любопытного ученика, а последний проявляет завидное упорство в следовании за своим наставником. Кульминацией завершающейся беседы пророка и его ученика стало предложение Илии просить, чего он хочет. Весьма примечательна просьба Елисея — он попросил «двойную порцию духа», который был на Илии. Фраза пи-шнаим-берухах в книге Второзаконие используется для описания благословения, дающегося первенцу (см. 21:17). Иными словами, Елисей заявляет о преемственности пророческого статуса, что подтверждается обращением к Илии как к отцу (см. 4 Цар. 2:12). Вместе с тем, как отмечают комментаторы, речь не идет о территориальных или количественно-материальных притязаниях начинающего пророка, хотя иудейские раввины указывают на тот факт, что Елисей сотворил ровно в два раза больше чудес, чем его великий предшественник (Барайта 32, Мидот 1).

   Следует отметить, что еврейское слово «руах» (дух) во многих случаях в переносном смысле используется для описания характера, качеств и дарований личности. Например, дух мудрости и разумения (см. Исх. 28:3; Втор. 34:9; Еккл. 7:8). В книге Числа Моисей в ответ на свой вопль о помощи получает обетование от Бога: «Возьму от Духа, Который на тебе, и возложу на них, чтобы они несли с тобою бремя народа» (11:17). Примечательно, что повеление Бога взять Елисея в ученики также было связано с отчаянной нуждой Илии в помощи. Таким образом, просьба Елисея о двойной силе духа могла также означать просьбу получить качества и способности, необходимые для совершения непростого служения пророка. Раввинистические комментарии также поддерживают данную идею и отмечают, что получение двойной порции наследства в отношениях ученика и учителя означало наследование лучших качеств учителя и их преумножение (Hochberg & Rosenberg, 1991).

   Вместе с тем как личность и как духовный лидер Елисей значительно отличался от своего предшественника. Если Илия был неординарной, яркой, харизматичной личностью, весть которого была обращена в большинстве своем к царскому дому, Елисей был человеком менее публичным и общался более с молодыми людьми, нежели с царями. Он пережил пять царей и умер при шестом, но чрезвычайно редко с ними встречался, и, как правило, эти встречи носили негативный оттенок (см. 4 Цар. 3:13,14; 5:8; 6:30, 31; 7:1, 2). С другой стороны, история служения Елисея изобилует примерами совершения чудес в жизни отдельных личностей разных сословий: горожан (см. 4 Цар. 2:19–22), сынов пророков (см. 4 Цар. 4:38–41; 6:1–7), вдов (см. 4 Цар. 4:1–7), богатой женщины (см. 4 Цар. 4:8–37), сирийского военачальника Неемана (см. 4 Цар. 5).

   Невозможно избежать и сравнений в отношении внешности пророка с его знаменитым предшественником. Поскольку внешне Елисей не производил впечатления авторитетного пророка, острые языки над ним подшучивали. Фраза «иди, плешивый!» (4 Цар. 2:23), которую выкрикивали испорченные молодые люди, буквально означала «возносись!», что было намеком на ущербность Елисея по сравнению с Илией, который был вознесен на небо в огненной колеснице. Бог вынужден был вмешаться и утвердить авторитет Своего слуги через грозное наказание насмешников (см. 4 Цар. 2:23, 24). Царский двор по сути игнорировал Елисея. Царь израильский знал о пророке меньше, чем соседние сирияне (см. 4 Цар. 5:6–8). Царский сановник в осажденном городе открыто выражал сомнение в пророческой вести Елисея (см. 4 Цар. 7:1, 2). Вместе с тем, независимо от того, как их воспринимали люди, оба пророка — и Илия, и Елисей — выполнили свою уникальную часть в миссии духовного возрождения нации.

   По сравнению с Илией, у Елисея был особо развит дар воспитания и наставничества. Если Илия предстает в библейском повествовании как пророк-одиночка, Елисей, напротив, всегда окружен людьми. Во многих эпизодах рядом с ним был молодой ученик (см. 4 Цар. 4:12; 5:20; 6:15; 8:4). Он не обращался ко всей нации, как это делал Илия на горе Кармил, но в итоге добился большего, обращаясь к сердцам отдельных людей и вкладывая свой опыт в подрастающее поколение. Кстати, согласно раввинистической традиции, одним из воспитанников в школе пророков Елисея был небезызвестный пророк Иона.

   Исторический период служения Елисея описывается в отрывке 3 Цар. 19–13 (во время правления Ахава, Охозии — 2 года, Иорама — 12 лет, Ииуя — 28 лет, Иоахаза — 17 лет и Иоаса — 16 лет). Интересно заметить, что из всех шести царей, при которых жил пророк, практически вся его активная пророческая деятельность проходит во время правления Иорама, последнего царя из дома Амврия, из потомков Ахава.

   Царь Иорам был не самым худшим царем из дома Ахава. В 4 Цар. 3:2 о нем сказано, что «Он… творил зло… хотя и не так, как отец его и мать, — он даже убрал священный камень Ваала, поставленный отцом» (перевод ИПБ). Однако отношения между царем и пророком были неоднозначные. Иорам недолюбливал Елисея, возможно из-за того, что Елисей довольно резко высказался по отношению к нему: «Если бы я не почитал Иосафата, царя Иудейского, то не взглянул бы на тебя и не видел бы тебя» (4 Цар. 3:14). В то же время Елисей косвенно помогал Иораму, когда ослепил войско сирийцев и привел его в Самарию (см. 4 Цар., гл. 6). Во время голода в Самарии Иорам готов был убить Елисея, поскольку ему, как некогда Ахаву, кажется, что пророк несет ответственность за беды Израиля. Несколько позже Иорам с интересом беседует со слугой пророка Гиезием о служении Елисея и даже возвращает женщине поля и всю недвижимость (см. 4 Цар. 8:6).

   Поручение, данное пророку Илии — помазать в цари Ииуя и Азаила (см. 3 Цар. 19:15, 16), содержало по сути приговор их предшественникам — Иораму, царю израильскому, и Венададу, царю сирийскому. Однако осуществилось это пророчество лишь спустя примерно 14 лет. Почему суд был отложен? Через служение Елисея Бог делал все возможное для спасения Северного царства Израиля и Сирии. Как некогда Илия был пророком для Ахава, так и Елисей стал пророком для его сына Иорама. После гибели Иорама библейское повествование замолкает о служении пророка на 45 лет вплоть до его болезни и смерти (см. 4 Цар. 13).

   Царь Иорам был свидетелем действий Бога, явленных через пророка Елисея в кризисные и в мирные времена. Он видел, какие возможности открываются благодаря сотрудничеству с пророком, когда Елисей привел армию врага прямо на центральную площадь столицы. Интересно, что пророк предложил дать воинам хлеба и воды, а царь «приготовил им большой обед» (4 Цар. 6:23); в результате чего те арамеи больше не ходили с набегами на землю израильскую. Другие ходили, а те не ходили. Любовь оказалась сильнее меча. Именно тогда Иорам обратился к Елисею со словами — «отец мой» (4 Цар. 6:21).

   Ходя по стенам осажденной Самарии, Иорам боролся с сомнением. Кому верить: безумному пророку, делающему абсурдные утвержде- ния, или своему сановнику, которому доверял (см. 4 Цар. 7:2)? Последующая гибель сановника в воротах города подтвердила правоту пророка и стала последней наглядной вестью предупреждения царю.

   Влияние Елисея распространялось далеко за пределы Израиля. Через исцеление Неемана и другие эпизоды (см. 4 Цар. 6:20–23) царь Иорам и весь Израиль стали свидетелями Божьего отношения к заклятым врагам Израиля. Исповедание веры Неемана: «На всей земле нет Бога, как только у Израиля» (4 Цар. 5:15) — это исповедание Божьего характера, дающего спасение всем ищущим Его; характера, так отличающегося от мелких, национальных, территориальных божков, которые делят мир на своих и чужих.

   История служения пророка Елисея показывает безграничную милость Бога ко всем людям, включая как потомков нечестивого дома Ахава, так и языческий сирийский народ. Примечательно, как сердечно сирийский царь встретил пророка, когда тот пришел с намерением выполнить поручение Илии и передать престол Азаилу: «Сын твой Венадад, царь Сирийский» (4 Цар. 8:9). Вопрос Венадада о болезни очень схож с вопросом иудейского царя Охозии в 4 Цар.1:2 после падения с горницы. Оба царя обратились не к своим богам, чтобы узнать об исходе своей болезни, но если израильский царь искал Веельзевула, то сирийский — Бога Израиля!

   Пророк Елисей умер в глубокой старости. Перед смертью он предсказал победу над сирийцами царю Израиля Иоасу, пришедшему в дом пророка оплакать его кончину. Вскоре во время нападения моавитян в могилу Елисея второпях было брошено тело одного человека (предположительно воина), который вернулся к жизни и встал на ноги (см. 4 Цар. 13:21). По исламскому преданию, перед своей смертью Елисей (Аль-Яса — араб.) назначил своим преемником пророка Иезекииля (Зулькифла — араб.), однако библейское повествование об этом умалчивает.

   Пророк Елисей является достойным примером для христианских лидеров сегодняшних дней. Его служение раздвигало между людьми национальные, религиозные и социальные границы. Отражая в своем служении мечту Бога о спасении всех народов, Елисей терпеливо служил разным людям, откликаясь на их нужды. Понимая масштабы своего служения, он вкладывал свои усилия в воспитание молодых пророков. Вся жизнь Елисея отразилась в словах о Неемане, адресованных царю Иораму: «Пусть прокаженный придет ко мне и узнает, что есть в Израиле пророк!» (4 Цар. 5:8, ИПБ).

БИБЛИОГРАФИЯ:
Hobbs, T.R. (1985). 2 Kings. Volume 13 of
Word Biblical Commentary. Waco, TX: Word Books.
Hochberg, R., & Rosenberg, A. (1991) I Kings.
New York: The Judaica Press. p. 201
The Expositor’s Bible commentary (1988) I Kings. In F. E. Gæbelein (Ed.),
The expositor’s Bible commentary: With the New International Version: Vol. 4. I Kings — Job (p. 176, 177). Grand Rapids, MI: Zondervan.
The Seventh-day Adventist Bible Commentary (1976). Joshua to 2 Kings. Ed. by F. D. Nichol. In 7 vols. Vol. 2. Washington, DC: Review & Heralds.

Павел Зубков
Из журнала: Адвентистский вестник\№1\2017
admin 14-02-2018, 10:05 121 0

Комментарии


Добавление комментария

Мир Библии