Были ли у Иосифа и Марии общие дети? (Александр Болотников)
 

Еврейская традиция бракосочетания в Евангелии от Луки.

   Вопрос о том, были ли у Марии еще дети кроме Иисуса, является весьма болезненным в традиционном христианстве.

   Проблема заключается в том, что во втором – третьем веках христианство оказалось под влиянием стоической философии, в основе которой лежит противопоставление между духовным и телесным. В результате как в православии, так и в католицизме интимные отношения считаются чем-то греховным, даже если они происходят между законными супругами.

   Как иллюстрация этой идеи, традиционное христианство пропагандирует догмат о непорочном зачатии, основываясь на пророчестве Исаии, в котором говорится о том, что «Дева во чреве приимет и родит Сына» (Ис.7:14). Подробное исследование значения еврейского слова АЛМА выходит за рамки данной статьи. Однако следует все же заметить, что, и в греческом переводе этого стиха, где слово АЛМА напрямую переводится как ПАРФЕНОС (дева), отсутствует всякое упоминание о непорочности. Не говорит о непорочности и Лука, который в своем Евангелии подробно передает слова ангела Гавриила, обращённые к Марии:

   
«В шестой же месяц послан был Ангел Гавриил от Бога в город Галилейский, называемый Назарет, к Деве, обрученной мужу, именем Иосифу, из дома Давидова; имя же Деве: Мария. Ангел, войдя к Ней, сказал: радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами. Она же, увидев его, смутилась от слов его и размышляла, что бы это было за приветствие. И сказал Ей Ангел: не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца. Мария же сказала Ангелу: как будет это, когда Я мужа не знаю? Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим» (Луки 1:26-35).

   Для многих русскоязычных христиан утверждение, сделанное выше, может показаться несколько святотатственным. Однако же не стоит торопиться с выводами. Проблема в том, что в русском языке слово «непорочная» созвучно со словом «не порченная», тогда как в Торе понятия «девственность» и «непорочность» не являются тождественными. Под словом «беспорочный» (евр. ТАМИМ) подразумевается полное отсутствие всякого изъяна, или, попросту говоря, полная безгрешность. Это абсолютно неоправданное отождествление является причиной католического догмата о безгрешности Марии. Данный догмат явно противоречит словам Апостола Павла о том, что «все согрешили и лишены славы Божьей» (Римлянам 3:23). Что же касается девственности, то тут в еврейском обществе все вполне очевидно. Если незамужняя девушка, не является девственницей, то у нее нет никакого будущего. К сожалению в современном испорченном обществе не много молодых девушек вступают в брак, будучи девственными. А потому таких часто считают белыми воронами и чуть ли не причисляют к святым. В религиозном же еврейском обществе и по сей день – все наоборот. Дело в том, что согласно Талмудической традиции, если муж в первую брачную ночь «не нашел у нее девства» (Второзаконие 22:14), то он имеет полное право аннулировать брачный контракт, после чего его бывшая жена не имеет никаких шансов на повторное замужество. Именно поэтому присутствие девственности у еврейских незамужних девушек того времени не является чем-то из ряда вон выходящим, и тем более не является признаком особой безгрешности, а воспринимается как должное. В Евангелиях не указывается за что Всевышний избрал девушку по имени Мириам на роль матери Иисуса. Конечно же, она должна была быть прямой наследницей царя Давида, так как согласно пророчеству, Мессия должен быть потомком Давида (Иеремия 23:5, 30:9). Очевидным является то, что девство ее не было поставлено ей в какую-то особую заслугу. Очень может быть, что на тот момент времени, когда в мир должен был прийти Божественный Искупитель, из потомков Давида женского пола, она была единственной еще не замужней девушкой, помолвленной с тем, кто так же приходился потомком царя Давида.

   Иными словами, из этого евангельского повествования никоим образом не следует, что сверхъестественное зачатие девы Марии является признаком непорочности, и соответственно, естественный процесс зачатия, присущий всем женщинам, состоящим в законном браке является чем-то порочным. Как замечено выше, подобная интерпретация как текста книги пророка Исаии, так и Евангелия от Луки стремится приписать Марии полу-божественный статус. А потому в глазах традиционного христианства Мария навсегда остаётся девой, даже после рождения Иисуса. С другой стороны, вследствие такого истолкования, именно пророчество, записанное в 7-й главе книги Исаии, вызывает наибольшее недовольство в еврейской среде. Это связано с тем, что в иудаизме половое воздержание в брачных отношениях никоим образом не поощряется. Наоборот, согласно Мишне, если муж не обеспечивает жене супружескую близость, хотя бы раз в неделю, жена имеет право обвинить его в неверности и подать на развод.

   Вот почему следует задаться вопросом о том, жили ли Иосиф и Мария как муж и жена вообще. Если в традиционном христианстве, по указанным выше причинам, в ответ прозвучит однозначное «нет», то в протестантизме единое мнение по данной проблеме отсутствует. С одной стороны, в Евангелиях однозначно говорится о наличии у Иисуса братьев. «Не плотников ли Он сын? не Его ли Мать называется Мария, и братья Его Иаков и Иосий, и Симон, и Иуда?» (Матфея 13:55). С другой стороны, у Иисуса по определению не может быть полностью единокровных братьев, так как Иосиф не является его биологическим отцом. Так же греческое слово АДЕЛЬФОС, брат, переводит еврейский/арамейский термин АХ, который в свою очередь понимается в иврите более широко, нежели сын тех же родителей. Умирая на Голгофе, Иисус завещает попечительство над Марией своему ученику Иоанну, а не брату Иакову, который однозначно на тот момент был еще жив. Данный шаг свидетельствует о том, что Иаков не является сыном Марии. Согласно ближневосточным законам того времени, женщина не являлась юридическим лицом, а находилась под поручительством своего отца или мужа. В случае же смерти отца или мужа поручителем и опекуном становился, соответственно, брат или сын. Исходя из того, что Иисус поручает мать Иоанну, можно сделать вывод, что у Марии своих сыновей больше нет, а Иаков и его братья являются сыновьями Иосифа от первого брака, что соответственно подтверждает церковную традицию.

   Однако, на основании вышесказанного не следует сразу же делать вывод о том, что Иосиф и Мария вообще не имели никакой супружеской близости. Следует обратить внимание на слова, записанные в Евангелии от Луки «Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова, записаться с Мариею, обрученною ему женою, которая была беременна» (Луки 2:4-5). Сразу же следует заметить, что слова «жена» в греческом тексте нет, но есть слово обрученная, ЭУМНЭСТЭУМЭНЭ. Данное греческое причастие происходит от глагола МНЭСТЭУО, который встречается всего 5 раз в Септуагинте, в книге Второзаконие и переводит еврейский корень ארש (алеф – реш – син). Чтобы понять значение этого глагола, следует процитировать закон из книги Второзаконие 20:7 «Кто обручился с женою и не взял ее, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не взял ее». В этом законе очень четко прослеживается двухэтапный процесс заключения брака, являющийся традиционным для иудаизма и по сей день. Первый этап называется эрусин, обручение, представлен в тексте глаголом ЭРАС. Согласно иудейской традиции, при обручении родители и невеста дают согласие на брак. Таким образом, девушка становится запрещенной для всех мужчин, кроме того, с кем она согласилась вступить в брак. Именно поэтому, согласно записанному в книге Второзаконие 22:23-24, обрученная невеста вступившая с кем-либо в добровольную интимную связь наказывается смертью. Однако обрученная девушка не может быть взята в дом жениха до второго этапа матримониального процесса.

   Второй этап называется в иудаизме нисуин, собственно, женитьба, и представлен в тексте глаголом ЛАКАХ (буквально «брать»). Чтобы понять смысл глагола ЛАКАХ в данном контексте, следует привести отрывок из книги Второзаконие 24:1 «Если кто возьмет жену и сделается ее мужем». В данном стихе употребляются два параллельных еврейских глагола ЛАКАХ, брать и БААЛ, иметь интимную связь. На основании этого текста иудейская традиция делает однозначный вывод о том, что брак начинается с интимной связи. Таким образом, в иудаизме есть четкое положение о том, что если между двумя новобрачными не имелось интимной связи, то их брак считается недействительным.

   Верно и обратное, если между двумя молодыми неженатыми людьми имеется интимная связь, то с точки зрения закона, они являются мужем и женой. Именно по этому в Библии ничего не говорится о добрачном сексе. Такового не существует по определению. Интимные взаимоотношения могут быть либо в браке, либо являться актом прелюбодеяния.

   Мишна трактат Киддушин (Освящение) 1:1 говорит о том, что «жену можно приобрести посредством трех путей: денег, документа и интимной связи». Деньги даются невесте при обручении (эрусин). Согласно традиции, молодой человек протягивает девушке кусочек золота и говорит: «отныне ты станешь святой для меня, согласно закону Моисея и Израиля». Если девушка берет этот кусок золота, то она становится обрученной/освященной. Документ, брачный контракт подписывается с будущим тестем перед вторым этапом, нисуин, который завершается интимной близостью.

   Евангельское повествование, описывая заключение брака Между Иосифом и Марией, очень четко демонстрирует двух-этапную иудейскую матримониальную традицию. Так в Евангелии от Матфея сказано «...по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они...» (1:18). То есть у Иосифа с Марией был эрусин, но нисуин, еще не состоялся. Согласно Торе (Втор 22:23-24), в данной ситуации Марию могли просто побить камнями. Именно поэтому Иосиф тайно желает аннулировать обручение. Однако, он получает следующее откровение «...не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святого...» (Матф 1:20). Греческий глагол ЛАМБАНО, переведенный в Русской Синодальной Библии как «принять», является аналогом еврейского глагола ЛАКАХ, который в матримониальном контексте означает интимную связь, о котором говорилось ранее. Таким образом, ангел Господень прямо говорит Иосифу о том, что у него нет проблем быть мужем Марии в полном смысле этого слова.

   В чем же проблема? Проблема заключается в том, что переводчики Синодальной Библии в угоду православной идеологии поставили точку там, где ее по нормам русского языка поставить невозможно. Обратим внимание на текст: «Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою, и не знал Ее. Как наконец Она родила Сына Своего первенца, и он нарек Ему имя: Иисус» (Матфея 1:24-25).

   Русский Синодальный перевод Библии был завершен в 1872 году. В эти годы русская литература переживает свой расцвет. Однако, читая произведения русских классиков, мне ни разу не встретилась такая странная синтаксическая конструкция, при которой, предложение бы начиналось с фразы «как наконец». Проблема в том, что греческий предлог ХЭОС означает «до тех пор, пока». Иными словами, Иосиф не познал (еще один эвфемизм, указывающий на интимные отношения) Марию до тех пор пока, не родился Иисус.

   А потом? Другого определения брака в Библии и в иудейской традиции просто не существует. А потому, если предположить, что между Марией и Иосифом никогда не было интимной близости, это будет означать, что до смерти Иосифа Мария была лишь его обрученной невестой. Таким образом по возвращении их в Назарет, она должна была жить в доме своих родителей, а не в доме Иосифа. Это является полнейшим абсурдом.

   Соответственно, если Мария была женой Иосифа, а не только невестой, то вполне возможно, что у них были дети, по крайней мере дочери. Очень может быть, что на брачном пире в Кане, выходила замуж дочь Марии. Именно поэтому Мария, а не кто другой, была обеспокоена отсутствием вина и обратилась к своему Сыну за помощью.

   В те дни, когда христианский мир, верно то или неверно, вспоминает о рождении Иисуса, следует помнить, что рождение началось не с «непорочного» зачатия, а со сверхъестественного акта воплощения Бога в человеческое естество как сказано: «великая благочестия тайна: Бог явился во плоти» (1 Тимофею 3:16). Никогда и нигде в Библии Бог не называет отношения между мужем и женой пороком. Наоборот, создав Адама и Еву, Он благословил их словами «плодитесь и размножайтесь» (Быт 1:27). Что же касается высказывания Давида о том, что «я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя» (Псалом 50:7), то они относятся не к процессу зачатия, а к греховной смертной природе, генетически делающей нас склонными к беззаконию с самого рождения; природе, унаследованной нами от наших праотцов Адама и Евы.

Александр Болотников,
Директор Научно-исследовательского Центра "Шалом",
Доктор богословия





Вы, читатель, и есть главный критик и комментатор. Мы ценим и ждём ваше мнение о данном материале в комментариях!


Поделитесь со своими друзьями — возможно это именно то, что им сейчас необходимо!


{poster_avatar}  SvetaASD
868 09.01.17
 
Мир Библии