Жизнь и судьба пастора Львова

Жизнь и судьба пастора ЛьвоваЖизнь и судьба пастора Львова 

   Сегодня, когда наш мир стал свидетелем еще одной спутниковой программы, вещаемой из Заокского, провозглашающей принципы вечного Евангелия и принесшей многим ответ на извечный вопрос бытия: «Что есть истина?», невольно вспоминаются биографии наших предшественников в деле проповеди библейских истин на необъятных просторах нашей страны, пасторов-евангелистов Церкви времен Гражданской войны и сталинского террора. Одним из них был пастор Львов.

   Иван Александрович Львов родился в 1879 году в селе Городково Московской области. С адвентистским учением познакомился в 1906 году через пастора Генешке, который отметил его незаурядные способности. Вскоре церковь направляет его на учебу в духовную семинарию во Фриденсау (Германия), которую тот блестяще оканчивает. Пасторское служение Львов начинает в Петербурге, затем в Таллине (1912 год) и потом снова в Петербурге, где ему поручается редактировать и издавать совместно с пастором Ефимовым новый журнал, которому он дает название «Благая весть». Это был подлинно миссионерский проект своего времени. Журнал был ориентирован не столько на адвентистов, сколько на неверующих людей и представителей других конфессий. Для миссионерской работы Львовым также издавались специальные приложения к журналу, где освещались основные вопросы современной жизни в контексте библейских пророчеств. Тиражи «пророческих» номеров составляли по 50 000 экземпляров, переиздаваясь при этом в течение считаных недель по 2–3 раза.

   Львов занимается редактированием и уроков Субботней школы, считая, что она является одним из эффективных методов проповеди Евангелия, принимает участие в популярных в те годы публичных диспутах между верующими и атеистами, с честью отстаивая и показывая красоту адвентистского учения.

   Иван Александрович редактировал этот журнал до мая 1919 года, после чего вследствие бумажного кризиса они вынуждены были приостановить его издание. Однако при первой же возможности он возобновляет издание журнала в Киеве под названием «Благовестник». Журнал издавался с 1926 по 1928 годы, его издание было остановлено из-за начавшегося наступления на религию. Пастор Львов как будто бы чувствовал это и стремился каждую предоставляемую Богом возможность использовать в деле проповеди Евангелия.
 

Жизнь и судьба пастора ЛьвоваЖизнь и судьба пастора Львова

   Популярность Львова как пастора и евангелиста объяснялась во многом его простым и душевным характером. До нашего времени дошли воспоминания людей, хорошо знавших и тесно работавших со Львовым. Вот как они описывали спустя много лет этого человека: «Человек видный и мужественный, представительный и тактичный, образованный, скромный и благочестивый. Брат Львов имел хороший успех в работе… Но, пожалуй, наиболее примечательными из свойств его характера были искреннее благочестие и богобоязненность, христианская скромность, честность и смирение. Занимая, казалось бы, наивысшие посты на ниве Божьей в нашей огромной стране, он был неизменно скромен, любезен, ровен, всем доступен, благожелателен, общителен, по-братски внимателен и услужлив. Не было в нем и тени гордости или какого- то зазнайства. Он был особо внимателен к младшим по возрасту и положению и тем неизменно располагал их не столько к себе, сколько к делу подлинно евангельского служения, делу Божию и подражанию Христу» [Демидов А. М. Памяти брата Львова, М., 1969. Рукопись. С. 10, 15].

   Одним из тех молодых людей, на которых пастор Львов оказал неизгладимое впечатление и о котором он искренне вспоминал в своих мемуарах, был будущий московский врач Петр Гарин. «Будучи еще юношей, скромным, застенчивым, воспитанным в селе, но заинтересованным в дальнейшем знакомстве с религиозными вопросами и их библейско-евангельском освещении, я, приехав летом на Московский вокзал с небольшим узлом в руках, в скудной одежонке, робко озирался по сторонам, в ожидании того, кто должен был меня встретить. О брате Львове я знал только по письму. Наконец я увидел в толпе на перроне зорко всматривающегося в мою сторону человека, который приближался ко мне. Подойдя ближе, он остановился. Только тогда я смог его рассмотреть. Это была весьма внушительная фигура. Красивый, стройный, элегантный человек в черном костюме, с короткой, тщательно приглаженной шевелюрой, с правильными, приятными чертами лица, тонкими губами, большими пушистыми темными бровями, изпод которых глядели на меня слегка прищуренные голубые глаза. Легкая улыбка появилась у него на лице. Он сразу догадался и узнал во мне того, кого явился встречать. Да и нетрудно было узнать меня по одному невзрачному, растерянному виду и бедному оперению. Конечно, брат Львов, тогда редактор-издатель адвентистского журнала «Благая весть», представился мне каким-то полубарином, и это меня очень смутило. Самарские адвентисты были много проще и общительнее. Тем не менее он приветливо со мною поздоровался, протянул мне руку и, с улыбкой глядя мне в глаза, сказал:

   «Так это ты тот молодой человек, который мне писал и которого я пришел встретить?»

   «Да, это я, тот самый, которому вы писали и приглашали приехать», – робко и смущенно ответил я, глядя на него.

   «Очень приятно. Меня зовут Иваном Александровичем. Я очень рад тебя видеть и познакомиться с тобой». «А я тоже очень рад вас видеть», – сказал я.

   «Вот ты и в Москве! – заметил он, похлопав меня по плечу, и добавил: –Ну, что ж, теперь отправимся со мною». Нам нужно было пройти немало пешком. Видя, что ноша на моих плечах тяжеловата, он сказал: «Ты, небось, устал? Давай-ка я понесу». И он взял мой небольшой узел и взвалил на свое плечо, хоть и неказисто выглядел он с такой ношей» [Гарин П. С. Воспоминания и думы былого. М., 1971. Машинописное издание. С. 17―19]. Этот небольшой, но показательный случай очень хорошо раскрывает простоту и внимательность Ивана Александровича.

   После Петербурга И. А. Львов трудился пасто- ром в Москве, в 1917 году его избрали председателем Среднероссийского поля. С 1922 по 1928 годы он возглавляет адвентистскую церковь на Украине, содействуя ее процветанию. Особую роль Львов уделяет подготовке местных служителей, акцентируя их внимание в первую очередь на необходимости всеми возможными методами проповедовать Евангелие. В 1928 году на VI Всесоюзном съезде он избирается заместителем председателя Всесоюзного Совета.

   В 1934 году его арестовывают и ссылают на три года в один из лагерей под Астраханью. Вернувшись из заключения, Иван Александрович поселяется в Таганроге, где еще продолжала существовать адвентистская церковь, которую он посильно опекал, проповедуя и в те сложные годы Слово Божье. В 1938 году последовал новый арест и ссылка в Карагандинские лагеря с последующим поселением в Егенде-Булак, Кар-Караленского района в Казахстане, где он отбывал срок до 1955 года. Двадцать пять лет жизни в нечеловеческих условиях. Это было страшнее даже расстрела, ибо пытки и издевательства продолжались долгие годы. И только в декабре 1956 года он был реабилитирован с правом вернуться в Москву.
 

Жизнь и судьба пастора Львова

   В 1953 году, когда после смерти Сталина брату Львову было дано право жить в Караганде, с ним вновь встретился Петр Гарин, работавший там врачом. Вот как он описывает новую встречу со своим духовным наставником, которого он даже не смог сразу узнать, настолько тот изменился за 25 лет лагерной жизни. «Но вернемся к тому загадочному и заинтересовавшему меня престарелому человеку в Караганде, которого я неоднократно встречал в 1953 году, продолжая ходить по той улице, где снимал маленькую невзрачную комнатушку. И вот однажды вижу по пешеходной дорожке идет навстречу мне тот самый старичок, обративший на себя мое внимание, но на сей раз он был не один, с ним рядом шла довольно пожилая женщина среднего роста, в платочке, оживленно с ним разговаривала, часто заглядывая ему в лицо. Я решил на сей раз узнать, кто же этот человек, черты лица которого напоминали мне весьма знакомого и духовно близкого человека. Приблизившись к ним, я посмотрел на мужчину. Тот в свою очередь, прищурив глаза, внимательно уставился на меня. Несколько минут мы всматривались друг в друга. Наконец с трудом, все же с твердой уверенностью я узнал и воскликнул: „Иван Александрович, это вы?" Он ответил: „Да, это я самый"… Мы заключили друг друга в объятия и были тронуты до слез. „Вот неожиданная встреча, прямо глазам не верю", – сказал я. Потом Иван Александрович представил мне свою спутницу, говоря: „А ты не узнаешь?" Я, не задумываясь, ответил: „Как же не узнать, это супруга ваша, Зинаида Павловна". Я пригласил их зайти в мое скромное жилище, они пробыли у меня немного, а затем я пошел проводить Ивана Александровича с супругой. С чувством радости и в то же время с каким-то смешанным чувством смотрю я на них, и особенно на Ивана Александровича, так мало похожего на некогда молодого человека, словом, прежнего. В самом деле, его старческая на вид жалкая фигура и образ, осунувшееся, худое, морщинистое лицо с заострившимися чертами, его сутулая фигура с медленной слабой походкой стояли теперь предо мной, как призрак некогда стройной фигуры и цветущего лица… Расставшись в Караганде в 1954 году, откуда я уехал раньше Львова в Москву, там и встретил Ивана Александровича… где он вскоре заболел неизлечимой болезнью и умер. Неоднократно я посещал его, стараясь облегчить его страдания. Мы вспоминали нашу первую, давно минувшую встречу в юности моей, на заре моей духовной жизни и в расцвете моих и его духовных сил… В мое последнее посещение, сидя у его постели, я в горести души моей, предвидя его печальный исход, молча попрощался с ним, зная, что больше не увижу его в живых. Как ни печально мне провожать близких в последний путь, но я пришел на похороны и среди многих верующих, стоявших у гроба, усыпанного цветами, едва сдерживая слезы, сказал последнее слово: „Дорогой друг, Иван Александрович, ты прошел большой путь жизни христианской в труде, подвизаясь на благородном духовном поприще в посильном служении Богу и людям. Ты "течение совершил и веру сохранил, а теперь тебе уготован венец правды, который даст тебе Христос в день оный”» [Гарин. Указ. соч. С. 88–93].

   Пастор, главный редактор, литератор, миссионер, Иван Александрович Львов умер в 1958 году в Москве, оставив нам прекрасный пример мужества и умения ценить даруемое нам время для проповеди вечного Евангелия. И как был бы он рад, если бы смог стать свидетелем тех спутниковых программ, через которые сегодня идет проповедь Евангелия. Так будем же и мы достойны того доброго примера, который он завещал нам.

Алексей Опарин, доктор медицинских наук, профессор
Адвентистский вестник / № 3-2011




    Энни Смит - Одаренная молодая женщина в раннем адвентизме

    Энни Смит - Одаренная молодая женщина в раннем адвентизме     История жизни Энни Смит является как трагичной, так и победоносной.


    Ангелы за работой в Южной Африке

         Чтение не было любимым предметом Иды, но эта история из ее книги для чтения для четвертого класса заинтриговала и произвела на нее большое впечатление. Она называлась «Водитель транспорта» и в ней говорилось о Флетчере Тарре, который рос в Южной Африке в 1800-е годы, перевозил


    Присылайте свои истории

    Дорогие Друзья!      Сегодня на сайте была создана новая рубрика ''История церкви АСД'', где будут публиковаться статьи не только общей истории церкви АСД, но и истории местных церквей и общин. Так же здесь будут публиковаться очерки жизни людей, которые внесли вклад для продвижения

Вы, читатель, и есть главный критик и комментатор. Мы ценим и ждём ваше мнение о данном материале в комментариях!


Поделитесь со своими друзьями — возможно это именно то, что им сейчас необходимо!


{poster_avatar}  admin
517 17.12.16
 
Мир Библии