» » Божий путь праведности

Божий путь праведности

Божий путь праведностиБожий путь праведности

 
   День и ночь ревностный молодой человек делал все возможное, чтобы обрести мир с Богом. Изнуряя свое тело, он постился и молился, пытая свой мозг, чтобы исповедать каждый совершенный им когда-то грех. Ничего не помогало. После многих часов, потраченных на исповедь, он просыпался посреди ночи с ужасающей мыслью: что делать с грехами, которые он не мог вспомнить, которые по-прежнему не исповеданы и будут осуждать его перед рассерженным Богом?

   Этим борющимся человеком был монах Мартин Лютер. Его ревностные поиски праведности привели к рождению протестантской Реформации. Лютер попробовал каждый путь к миру, который предлагала церковь его времени, но все напрасно. Однако наконец он нашел то, чего так отчаянно желал, через изучение Послания апостола Павла к римлянам.

   «День и ночь, — писал он позже, — я размышлял, пока не увидел связь между Божьей справедливостью и утверждением, что „праведный верою жив будет". Тогда я понял, что Божья справедливость — это та праведность, которой по благодати и простой милости Бог оправдывает нас через веру. После этого я почувствовал, что родился заново и вошел через открытые двери в рай»1.

   Освобождающее открытие Лютера было в то время совершенно чуждой идеей для человеческой мысли. Мы не зарабатываем праведность нашими человеческими стараниями; Бог бесплатно наделяет нас Своей праведностью, когда мы доверяем Ему. Не наши усилия, а Божий дар. Не за наши добрые дела, а через веру — таков Божий путь праведности.

   Это славное утверждение оглашается в Послании к римлянам. Это на самом деле Евангелие, Благая весть. В нем (Евангелии) открывается правда Божья от веры в веру, как написано: «праведный верою жив будет» (Рим. 1:17). «Но ныне, независимо от закона, явилась правда Божия, о которой свидетельствуют закон и пророки, правда Божия через веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих» (Рим. 3:21, 22).

Учение Иисуса

   Задолго до того, как Лютер открыл освобождающую благую весть праведности по вере, Иисус уже выделил эту концепцию. Он не использовал тщательно обоснованные аргументы, подобно Павлу, но использовал обезоруживающе простые, глубокие иллюстрации и притчи.

   Религиозные лидеры общества, в котором жил Иисус, соорудили замысловатое богословие, сконцентрированное на законе. Они насчитали 613 заповедей в Пятикнижии и добавили к ним ряд устных традиций, предназначенных для установления изгороди вокруг этих 613 условий. Таким образом, к простой заповеди о субботе в Десятословии они добавили длинный список, определяющий, что можно делать и чего нельзя.

   Иисус резко критиковал книжников и фарисеев за их взгляды на религию. В Нагорной проповеди Он сказал Своим слушателям: «Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (Мф. 5:20). Споря с ними по поводу их правил в отношении церемониальной чистоты, Он сказал: «Хорошо ли, что вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание?» (Мк. 7:9).

   Иисус поднял планку праведности так высоко, что вся система попыток угодить Богу обращением скрупулезного внимания на детальное соблюдение рухнула под собственной тяжестью. Он учил, что в Божьих глазах праведность является чем-то большим, чем не убивать, не прелюбодействовать и так далее: Божья праведность охватывает даже наши мысли и побуждения, поэтому ненависть и похоть делают нас нарушителями закона (см. Мф. 5:21–47). Это была праведность полностью нового порядка, праведность, выходящая за рамки человеческих достижений, праведность, которую иудейские религиозные учителя никогда не пытались увидеть. Это была настолько требовательная праведность, что человек никогда не смог бы ее достичь, праведность, которую только Бог может дать в дар.

   Вновь и вновь притчи Иисуса удивляют, даже шокируют читателя. Они переворачивают представление о том, как действует мир. Здесь тот, кто работает всего один час, получает такую же оплату, как и человек, проработавший целый день (см. Мф. 20:1–16). Здесь два мужчины идут в храм молиться, один фарисей, который посвящает всю свою жизнь строгому соблюдению закона, другой — сборщик налогов, тот, кого все презирают за то, что он служит интересам ненавистных римских феодалов и разбогател благодаря своей беспринципности. Фарисей, когда молится, благодарит Бога за то, что он не таков, как другие люди, определенно не такой, как этот сборщик налогов, стоящий рядом. В отличие от него сборщик налогов просто склоняет голову и говорит: «Боже! будь милостив ко мне, грешнику!» (Лк. 18:13).

   И — о чудо! — Бог принимает молитву сборщика налогов, а не фарисея.

   В другой притче Иисус рассказывает о царе, приготовившем огромный пир. Он приглашает званых гостей, но по той или иной несерьезной причине они все отказываются прийти. Тогда царь приказал своим слугам пойти по улицам и по площадям и привести на пир всех, кого найдут. Эти новые гости представляют собой пеструю толпу, но для каждого из них царь приготовил брачные одежды. Однако позже, приветствуя гостей, он видит человека не в брачной одежде. Он приказывает, чтобы его выбросили вон (см. Мф. 22:1–14).

   Метод учения Иисуса отличается от метода апостола Павла, но идеи те же самые: мы не зарабатываем Божью праведность; Он наделяет нас ею. Мы должны доверять Ему и принять Его дар.

В Ветхом Завете

   Некоторые христиане проводят четкую границу между Ветхим Заветом и Новым Заветом, полагая, что первый является эпохой дел, а последний эпохой благодати. Но это не так: праведность по вере красной нитью прослеживается от Бытия до Откровения.

   Мы читаем, что «Авраам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность» (Быт. 15:6). Апостол Павел выделяет этот отрывок, как в Послании к римлянам (4:1–4), так и в Послании к галатам (3:6–9). Пророк Иеремия называет Яхве «Господь — праведность наша» (Иер. 23:6, ИПБ), замечательное имя, дающее надежду отчаявшимся грешникам. В книге Захарии пророк в видении видит Иисуса, сына Иоседекова, первосвященника, одетого в запятнанные одежды. Он представляет народ Израиля в его величайшей нужде, но затем с небес приходят утешительные слова: «Снимите с него запятнанные одежды… Смотри, Я снял с тебя вину твою и облекаю тебя в одежды торжественные» (Зах. 3:4).

   Можно привести еще множество примеров о праведности по вере из Ветхого Завета. Однако один отрывок является настолько ярким, что мы не можем не упомянуть его. В Ис. 52:13–53:12 мы находим сильное описание Страдающего Слуги, Который «понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем» (Ис. 53:12). «Он был презрен и умален пред людьми... Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни... Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились... Господь возложил на Него грехи всех нас» (ст. 3–6).

   Здесь, примерно за 700 лет до Рождества Христова, мы находим «в капсуле» служение нашего Спасителя. Здесь мы заглядываем в сердце Божьего плана спасения заблудшего мира: Божий Сын, Его Страдающий Слуга, берет на Себя нашу вину и позор.

В адвентистской истории

   В каждую эпоху Евангелие казалось слишком хорошим, чтобы быть правдой. Где бы оно ни проповедовалось, оно вызывает противодействие, точно так, как это было, когда апостол Павел принес его галатам. Поэтому неудивительно, что адвентистская история представляет собой смешанную картину в отношении праведности по вере.

   Ранние адвентистские проповедники, ощущая призвание заявить о важности субботы, были склонны больше фокусироваться на законе, чем на Евангелии. Они до такой степени проповедовали закон, что Эллен Уайт заявила, что их проповеди были «настолько сухими, как холмы Гелвуйские»2. Эти вопросы достигли апогея на сессии Генеральной Конференции 1888 года, проходившей в Миннеаполисе, Миннесота. Два молодых служителя Эллет Ваггонер и Алонзо Джоунс озвучили тему праведности только по вере. Руководители Церкви, полагая, что такой акцент ослаблял аргументы в пользу закона и субботы, выступили категорически против. Итак, Ваггонер и Джоунс стояли в одиночку против Джорджа Батлера, президента Генеральной Конференции; Урии Смита, редактора журнала «Ревью энд Геральд», и против других «тяжеловесов».

   Но не совсем в одиночку! Один из лидеров Церкви публично поддержал их: Эллен Уайт. Однако в печальном круговороте событий ее совет отвергли.

   Но Евангелие нельзя было остановить, как это было в каждую эпоху. После сессии Генеральной Конференции 1888 года, особенно под руководством Эллен Уайт, которое она осуществляла как через свои письменные труды, так и с кафедры, весть о праведности по вере медленно продвигалась вперед, шире и шире, дальше и дальше, пока не стала общепринятым учением Церкви адвентистов седьмого дня.

   Эллен Уайт написала некоторые из прекраснейших выражений Евангелия, где-либо найденных. Вторя пророчеству Исаии о Страдающем Слуге, она писала: «Со Христом поступили так, как того заслуживаем мы, чтобы с нами поступали так, как заслуживает того Он. Осужденный за наши грехи, к которым Он не был причастен, Христос пострадал, чтобы мы были оправданы Его праведностью, к которой мы не причастны. Он принял нашу смерть, чтобы мы приняли Его жизнь. „Ранами Его мы исцелились"»3.

   Комментируя притчу Иисуса о человеке без брачной одежды, она отметила: «Лишь в одеянии, приготовленном для нас Самим Христом, можем мы предстать перед Богом. В такое облачение, в одежду Своей собственной праведности Христос оденет каждую кающуюся, верующую душу. „Советую тебе, — говорит Он, — купить у Меня... белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей" (Откр. 3:18). Это одеяние, сотканное на небесах, не имеет ни одной нити, сотворенной усилиями человека»4.

   Во время споров в адвентизме по поводу Евангелия редактор Урия Смит написал в «Ревью» ряд статей, в которых доказывал: мы нуждаемся в том, чтобы Христова праведность была подтверждена, но после нашего принятия Христа мы должны развивать нашу собственную праведность посредством соблюдения закона. Эллен Уайт резко осудила его в письме. Она отметила, что прочитала статью Смита и что «благородная личность» стала рядом с ней и сказала, что Урия Смит «идет, как слепой, в расставленные врагом сети, но не ощущает опасности, потому что для него свет становится тьмою, а тьма — светом»5.

   Из всех жемчужин Эллен Уайт о праведности по вере моей любимой является следующая: «Для того, кто счастлив получить, не заслужив, кто чувствует, что никогда не сможет отплатить за такую любовь, кто отметает всякое сомнение и неверие и, подобно маленькому ребенку, припадает к ногам Иисуса, все сокровища вечной любви являются бесплатным, вечным даром»6.

Вопрос

   Мой друг, я оставляю вас с таким вопросом: вы рады получить, не заслужив? Вы готовы признать, что вся ваша праведность — вся ваша работа, все ваше служение, вся ваша добропорядочная жизнь — ничего не значит перед Божьей святостью, что это всего лишь запятнанные одежды? Сможете ли вы, отложив всякое человеческое хвастовство и всякую гордыню, просто принять Божью праведность как бесплатный дар Его чудесной благодати?

1 Roland Bainton, Here I Stand: A Life of Martin Luther (Nashville: Abingdon Press, 1940), p. 68.
2 Эллен Уайт, Ревью энд Геральд, 11 марта 1890 г.
3 Эллен Уайт, Желание веков, с. 25.
4 Эллен Уайт, Наглядные уроки Христа, с. 311.
5 Письмо 55, 1889, in The Ellen G. White 1888 Materials (Washington, D.C.: Ellen G. White Estate, 1987), с. 336.
6 Письмо 19, 1892, in Ellen G. White, Manuscript Releases (Silver Spring, Md.: Ellen G. White Estate, 1990), т. 8, с. 186.

Уильям Джонсон, Лома-Линда
Из журнала: Адвентистский вестник\№4\2016
admin 24-04-2018, 17:20 395 0

Комментарии


Добавление комментария

Социальные комментарии Cackle
Мир Библии